пупушик-кун.
I feel happy. I'm just not equiped.
Иногда я думаю о том, что бы сказал ребенок внутри меня на то, что со мной стало?
Он бы сказал, наверное:"Эй, Гин, приди в себя, ты ведь не просто человечек, с тобой все будет хорошо!" - а, может, пронудел бы что-то вроде: "С тобой всегда происходят неприятности. Может, хватит ныть?".
В любом случае, этого я не узнаю никогда. Я только могу безответно спрашивать себя-ребенка о том, почему я выросла в неврастеничку.
Я не знаю, что со мной творится последние пару недель. Через день я плачу, а если вдруг не плачу - значит, у меня гости или я в гостях с ночевкой. Так удобно прикрываться усталостью от того, что внутри все смешалось в фарш тоски, грусти и скуки.
Так легко сказать, что все "ок", и не вдаваться в подробности - никогда не могла даже подумать.
Знаете, что, ребята?
У меня все ок.
Или "йо, все ок, ахахах, ты как?"
Так проще, да?
Так всегда было проще, да?
Я просто только поняла, что так делать легче, чем говорить открыто. Никому, собственно, нет дела.

Меня пугает, что я думаю не о том.
Меня пугает то, о чем я думаю.
Меня пугает, что я сейчас в таком состоянии, в каком не была никогда прежде, и я совершенно не хочу с ним ничего делать, потому что у меня нет сил.

Я устала.
И, кажется, я сдаюсь.